Главная > Мнение > Сергей Андреев: «Не существует спасительной таблетки, которую надо проглотить — и все станет как прежде»

Сергей Андреев: «Не существует спасительной таблетки, которую надо проглотить — и все станет как прежде»

андреев3Тольятти превратился в один из самых проблемных городов в России. Падение спроса на авторынке поставило главное его предприятие — АВТОВАЗ на грань банкротства, а десятки тысяч сотрудников компании оказались под угрозой потери работы. Что ждет АВТОВАЗ, его смежников и второй по величине город губернии в ближайшем будущем? Каковы могут быть пути выхода из кризиса? На эти и другие вопросы газете "Самарское обозрение" ответил мэр Тольятти Сергей Андреев.

— Что сейчас делает власть для того, чтобы сгладить последствия продолжающегося комплексного кризиса в Тольятти?

— Есть два ключевых направления участие в федеральной программе дополнительных мер по поддержке занятости (то есть обеспечение временных рабочих мест) и обеспечение постоянной занятости. Временная занятость — это не лечение болезни, а нивелирование симптомов, и она связана с сокращением автомобильного рынка и с непростой ситуацией на АВТОВАЗе и у производителей автокомпонентов. Продажи автомобилей сократились почти в два раза, если сравнивать с уровнем 2012 года, но такое состояние рынка не будет вечным. Мы надеемся, что продажи будут расти по мере улучшения экономической ситуации в стране. То что АВТОВАЗ не стал сокращать людей, а перешел на сокращенную рабочую неделю, что лучше не только с точки зрения социального благополучия в городе, но и с точки зрения бизнеса. Если после улучшения ситуации вновь понадобятся рабочие руки, то их будет не так просто найти на рынке труда. Работа на конвейере достаточно специфична. Поэтому надо обеспечить людям занятость с оплатой за пятый день недели, который сейчас у них является нерабочим.

Принята федеральная программа, регионы в ней участвуют софинансированием. Есть проблема с тем, что программа не покрывает материально-техническое обеспечение. Есть деньги на зарплату, но если мы пойдем, условно говоря, убирать город или красить бордюры, то краску или вывоз мусора на средства программы купить нельзя. Мы сейчас будем изыскивать средства бюджетных и внебюджетных источников. По опыту 2008-2009 годов это тоже существенные средства. Но мы увереныесли есть деньги на заработную плату, мы и на остальные нужды средства изыщем.

Появление постоянных рабочих мест связано уже не с попыткой решить текущую задачу, а с созданием задела на будущее. Основное усилие в этом плане — это получение городом статуса территории опережающего развития. Я полагаю, что к осени этого года такое решение может быть принято. Статус ТОР даст существенные преференции для вновь создаваемого бизнеса, а также для бизнеса, который уже существует, при этом значительно увеличив количество рабочих мест. В первую очередь благодаря снижению налоговой нагрузки на фонд оплаты труда. Все социальные налоги снижаются с 30% до 7,6%. Это поможет компаниям, у которых затраты на фонд оплаты труда занимают основное место в бюджете. Например, компании, связанные с сервисом, или, например, работающие в сфере IT. Я думаю, что технопарк «Жигулевская долина» получит новый толчок, потому что там развивается много подобных структур.

— Есть ли тенденция к увеличению числа инвесторов, приходящих в Тольятти?

— По итогам 2015 года объем инвестиций в Тольятти относительно 2014 года вырос на 31%, и это на фоне общего спада по Самарской области. Компании, которые являются сейчас резидентами в «Жигулевской долине», за свой счет готовы строить производственные корпуса. То есть они настолько уверены в успехе, что не против того, чтобы вложить порядка 20-30 млн рублей. Им предлагали бюджетные средства для строительства корпусов, которые можно было бы взять в аренду, не вкладываясь в капитальное строительство, но предприниматели предпочли сразу строить объекты за свой счет.

Мы очень надеемся, что новый руководитель АВТОВАЗа Николя Мор, у которого есть большой опыт в организации экспортных продаж автомобилей в румынской Dacia, сможет применить этот опыт у нас.

— Вы изучаете опыт муниципалитетов других стран? Например, Китая, — он применим к Тольятти?

— Я думаю, что китайский опыт для нас не очень подойдет. Если в Китае еще есть значительное количество людей, готовых работать, грубо говоря, за чашку риса в день, то у нас ситуация иная. Люди в России уже привыкли к более высокому уровню жизни. Да, в долларовом выражении российские зарплаты сейчас сравнялись с китайскими и, может быть, даже стали ниже. Но народ терпит столь низкий уровень жизни, потому что верит в то, что это временные трудности. А для большого количества вчерашних жителей китайской деревни это новый, более высокий уровень, на котором будет жить поколение или несколько поколений китайцев. Те, кто говорят о необходимости перенимать китайский опыт, не понимают, что Россия уже прошла этот виток развития в период индустриализации.

У нас и демография другая. Еще три года назад компании, открывавшие производства в Тольятти, не могли найти нужного количества рабочих.

— И какой же может быть выход из кризисной ситуации?

— Я считаю, что «кризис» - не совсем подходящее слово для описания текущей ситуации. Идет коренная перестройка экономики. Несомненно, нас ждет ее восстановление. Не такое бурное, как после кризиса 2008-2009 годов, но зато более основательное и устойчивое. Не существует спасительной таблетки, которую надо проглотить — и через полгода все станет как прежде. Нет никаких признаков того, что авторынок в России восстановится быстро, поэтому меры могут заключаться в том, чтобы поддержать на год-два занятость в автопроме и всемерно стимулировать инвестиции, связанные с импортозамещением и экспортом.

Все подобные проекты у нас подсчитаны, всех предпринимателей, которые начинают у нас подобные проекты, мы персонально знаем и регулярно с ними встречаемся. Я уверен, что как только город получит статус территории опережающего развития, их станет гораздо больше.

— Тольятти испытывает большие трудности с дорожной инфраструктурой, которые могут создать препятствия на пути развития города. К примеру, есть особая экономическая зона, но нет трассы, которая могла бы обеспечить к этой зоне хороший транспортный поток. Старая дорога на Ягодное с этой задачей уже явно не справляется. Как-то решаются эти проблемы в рамках антикризисных мер?

— Расширение дороги на Ягодное входит в перечень проектов, которые предполагается профинансировать в рамках 50-летия АВТОВАЗа. Если не ошибаюсь, на этот проект будет направлено около 3 млрд рублей с учетом строительства развязок. И я уверен, что этот проект осуществится в течение ближайших трех-четырех лет, потому что действительно особая экономическая зона нуждается в решении проблем с логистикой и транспортом.

— Какое будущее ждет АВТОВАЗ? На ваш взгляд, он еще может выйти из альянса с концерном Renault-Nissan?

— Думаю, что в любом случае без альянса с крупным мировым автопроизводителем АВТОВАЗ не сможет быть конкурентоспособным. Даже если объем производства дойдет до уровня 500 тысяч автомобилей ежегодно. Найти другого стратегического партнера, если альянс с Renault-Nissan потерпит крах, будет очень сложно.

— Почему в Тольятти такие плохие дороги?

— Тольятти получает порядка миллиарда рублей в год на капитальный ремонт и строительство новых дорог. И на протяжении последних лет эта сумма не менялась. Последние два года на капитальный ремонт дорог тратилось меньше средств, потому что достаточно много ассигнований требовал проект по строительству продолжения улицы 40 лет Победы до Южного шоссе. Мы тратили на него примерно 250 млн рублей ежегодно. Из оставшихся средств 350 млн рублей уходило на ремонт внутриквартальных проездов. То есть на ремонт городских магистралей у нас последние два года тратилось лишь 400 млн рублей. А, к примеру, ремонт дороги через зеленую зону обошелся примерно в 80 млн рублей. Так что этих денег хватало лишь на самые необходимые проекты.

Интервью приводится в сокращении. Полный текст здесь

Фото получено с официального сайта мэрии г. о. Тольятти

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*