Главная > Мнение > Алексей Пахоменко: Экономическая служба фактически была уничтожена

Алексей Пахоменко: Экономическая служба фактически была уничтожена

пахоменко автостат

Бывший вице-президент по экономике АВТОВАЗа, а ныне генеральный директор ОАО «ОЭЗ ППТ «Тольятти» рассказал о причинах гигантских убытков его бывшей компании в прошлом году в интервью аналитическому агентству «Автостат». Напомним, что по МСФО Волжский автозавод получил убыток в размере 73,9 млрд. рублей.

— На мой взгляд, причин было две. Первая — это кадровая неразбериха. Люди приходили на работу и не знали, будет ли она у них завтра. В таком режиме они были неспособны принимать решения и нести ответственность за них — я сейчас говорю обо всех уровнях управления.

У Полякова Виктора Николаевича, который был одновременно гендиректором завода и министром автомобильной промышленности СССР, был принцип: когда он приглашал человека на работу, он давал три месяца на то, чтобы специалист или руководитель перевез семью в Тольятти. Если этого не происходило, то специалист терял работу. Это касалось абсолютно всех руководителей. Это означало, что если ты невдумчиво подходишь к организации производства или принятию решений, то в первую очередь наносишь ущерб месту, где ты живешь. И это очень серьезный мотиватор в подходе к принятию решений на любом уровне.

В случае с Бу Андерссоном была обратная ситуация: каждый знал, что он в любую секунду может потерять работу. Наверное, эта стратегия где-то могла бы быть оправдана, но на АВТОВАЗе, полагаю, она была ошибочной. Это первое.

Второе: была полностью разрушена и не установлена новая система экономического анализа принятия решений. Это означает, что любое решение, которое принимается, будь то развитие новой модели, организация производства, объем выпуска, стратегия компании — всегда должен проходить экономический анализ внутри предприятия. Что произошло: экономическая служба фактически была уничтожена. В последний раз в том виде, в котором в ней работал я, она существовала при Александре Владимировиче Кобенко (сейчас министр инвестиций и экономического развития Самарской области — прим. ред.). Не могу сказать, что там происходило дальше, поскольку уже не вовлечен в это, но люди, с которыми я работал в экономической службе, практически все покинули завод.

Создать экономическую службу крайне сложно: невозможно набрать умных людей и за месяц сделать из них команду, которая будет отслеживать многоуровневый процесс создания продукта. Таким образом, принимаемые решения не имели экономической обоснованности. Последствия, которые мы видим — стратегические ошибки касаемо экономики. Вот два момента, которые, на мой взгляд, были критичными в работе г-на Андерссона…

Экономическая система управления предприятием — это фильтр. Вы берете любое решение и запускаете в этот фильтр, например, «хочу поставщика X». Система, если она выстроена, никогда не позволит это сделать. Потому что она будет давать оценку и настоящей, и последующей цене продукта, и применяемости, и унификации — выйдет ответ: «Нет», «Да», «Да, но…». Если этой системы нет, руководитель пользуется обрывочной информацией, собственным восприятием, информацией с рынка и принимает решение на ощущениях. Я вижу, что очень многие решения принимались эмоционально, без нужного прохождения по регламенту. Крупная компания не может работать без разумной бюрократии, которая сдерживает от скоропалительных и эмоциональных решений любого руководителя. Это ее основная функция.

Полный текст интервью здесь

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*