Главная > Мнение > Николя Мор: «Платформа Vesta даже может стать более конкурентной, чем платформа альянса»

Николя Мор: «Платформа Vesta даже может стать более конкурентной, чем платформа альянса»

МОР2Президент АВТОВАЗа Николя Мор рассказал о том, как он намерен проводить локализацию производства, что он собирается делать с излишними производственными мощностями и приносят ли прибыль заводу новые модели. «Детали» приводят выдержки из интервью, которое глава автозавода дал газете «Ведомости».

— По сравнению с автозаводами Dacia в Румынии и Марокко производство на «АВТОВАЗе», на ваш взгляд, значительно менее эффективное. Новые сокращения людей потребуются?

— Если судить по ключевым цифрам, то разрыв достаточно большой: в Румынии на автозаводе, который выпускает почти 350 000 машин в год, работает 17 000 человек. На «АВТОВАЗе» гораздо больше людей (43 500), хотя разница в объеме выпуска невелика — тольяттинский завод производит примерно 400 000 машин в год. Но нужно учитывать разницу в вертикальной интеграции: на заводе в Тольятти помимо автомобилей выпускаются автокомпоненты, детали для двигателей, оснастка, осуществляется литье пластика, все виды штамповки, чего нет на Dacia. То есть нужно сравнивать яблоки с яблоками. Этим мы сейчас и занимаемся, чтобы представить среднесрочный план.

— Новые модели, которые «АВТОВАЗ» начал производить в 2015 г. — Vesta и Xray, — получились красивыми и технически весьма продвинутыми. Но многие эксперты считают одной из ошибок вашего предшественника Бу Андерссона решение выпускать их не на одной вазовской платформе, а использовать для Xray глобальную платформу альянса B0. А также то, что Vesta было решено выпускать не в Тольятти, как предполагалось изначально, а в Ижевске. Что вы думаете об этих решениях?

— Платформа Vesta — хорошая конструкция, она была спроектирована в Тольятти при поддержке партнеров. Сегодня автомобиль хорошо продается. Но, возможно, эта платформа так и останется платформой «АВТОВАЗа», локальным продуктом, потому что у альянса есть своя стратегия. Это сработает, если заниматься локализацией. За счет повышения локализации платформа Vesta даже может стать более конкурентной, чем платформа альянса. Решение перенести производство Vesta с линии Priora в Тольятти на завод в Иже вске было принято моим предшественником в мае 2014 г. Это нужно было для обеспечения графика запуска и качества. К тому времени в Тольятти были сделаны большие инвестиции для подготовки выпуска Vesta, но были некоторые задержки. Плюс качество выпуска автомобилей в Ижевске в то время было чуть лучше, чем в Тольятти. В итоге автомобиль запустили в должный срок и с должным уровнем качества. Теперь нужно подумать, что делать с линией Priora, где также выпускаются автомобили Lada 4×4 в пятидверном исполнении.

— Сохраняя производство Vesta в Ижевске, а Xray в Тольятти, вы зарабатываете на них?

— На Vesta — да, по Xray пока рано об этом говорить, но мы рассчитываем, что автомобиль станет прибыльным к концу года.

— Разработка новых поколений Vesta и Xray, расширение модельного ряда будут происходить за счет какой платформы — вазовской или альянса?

— Вы знаете, в альянсе очень прагматичные люди. Мы посмотрим, какое решение будет наилучшим с точки зрения и затрат, и эффективности. Это касается и используемых модулей. Например, как вы знаете, «АВТОВАЗ» производит собственные двигатели, а также двигатели альянса, и мы можем выбирать, какие из них использовать. Эти двигатели схожие по своим характеристикам, но в настоящий момент двигатели «АВТОВАЗа» более конкурентные за счет большей локализации.

— Когда г-н Андерссон покидал Тольятти, было много публикаций, журналисты пытались обобщить, что было в годы его президентства на «АВТОВАЗе» сделано правильно, а что нет. Что вы в целом думаете о вашем предшественнике и его решениях? Ведь он в итоге покинул компанию, когда она показала рекордный убыток — почти 74 млрд руб.

— Не буду слишком много говорить о предшественнике. Успешным было все, что касается расширения продуктовой линейки, даже несмотря на то, что этот процесс был инициирован до прихода г-на Андерссона. Vesta уже входит в топ-5 самых продаваемых автомобилей на российском рынке (5-е место по итогам января — мая 2016 г. — «Ведомости»), Xray в апреле достиг 14-го места — и продажи растут. Хороший прогресс был достигнут и с точки зрения эффективности производства — в Тольятти и Ижевске используются те же принципы, методы работы, что и на многих заводах Renault и Nissan. Но спорным являлся выбор поставщиков, который был сделан во времена, когда курс валют был другой. В краткосрочной перспективе, возможно, и был смысл выбирать не российских поставщиков — из Кореи, например, или Европы. Но в долгосрочной перспективе, с учетом изменения курса валют и связанных с этим рисков, вероятно, это не было самым лучшим решением. И еще одна тема — люди в управлении. Как я уже говорил, мы должны иметь больше топ-менеджеров из России в руководстве компании.

— Как вы собираетесь увеличивать локализацию автомобилей Lada? Это направление акционеры «АВТОВАЗа» называли одним из приоритетов для вас как нового президента предприятия. Ваш предшественник помимо прочего рассматривал возможность покупки части или всех активов некоторых поставщиков, участвовал в управлении некоторыми из них. Вы поддерживаете такой подход?

— Я раньше работал в сфере производства автокомпонентов. И могу сказать, что управление такими предприятиями сильно отличается от управления автомобильными компаниями: у производителей автокомпонентов много заказчиков и, соответственно, видов продукции, они используют другие подходы в инжиниринге, производстве, продажах. И я не считаю самым правильным автопроизводителю заниматься управлением компаниями-поставщиками. Есть некоторые поставщики, которые находятся в сложной ситуации, мы, хотя сами тоже испытываем трудности, делаем все возможное, чтобы их поддержать даже с точки зрения денежных средств. И мы также пытаемся им подсказывать, как можно добиться прогресса на основе бенчмаркинга, который у нас есть с глобальными поставщиками. В совместной закупочной компании «АВТОВАЗа» и Renault-Nissan (АРНЗО) более 200 человек, которые вовлечены в вопросы повышения качества и эффективности поставщиков. Эти люди здесь не для того, чтобы вести переговоры по сокращению затрат. Они занимаются именно тем, чтобы привести лучшие практики поставщиков. Мы инвестируем в поставщиков, чтобы они повышали свою эффективность и эффективность субпоставщиков.

— Есть ли у вас список компонентов, которые нужно срочно локализовать? Каковы сроки?

— По каждому автомобилю, по каждой группе товаров есть дорожная карта для поставщиков как первого, так и последующих уровней. Сейчас в приоритете локализация Vesta, Xray. Также мы сотрудничаем с Renault и Nissan, потому что часть компонентов общие. В целом программа рассчитана на три года и касается выпускаемого и разрабатываемого модельного ряда. При этом мы можем гибко подходить к срокам запуска автомобилей, чтобы дать российским поставщикам время для подготовки их производства.

— В России около 20 автозаводов суммарной мощностью более 3 млн автомобилей в год, при этом рынок до 2020 г. вряд ли превысит 2 млн машин, по прогнозу многих экспертов. BCG, например, допускает закрытие нескольких автозаводов. Как вы видите будущее этих заводов и российского рынка?

— Возможна некая координация со стороны государства, федеральных властей. Мы должны больше подталкивать автоконцерны к сотрудничеству, совместному использованию существующих мощностей. Например, у нас есть доступные мощности в Тольятти и Ижевске. И если у каких-то компаний есть необходимость в контрактном производстве — мы это можем организовать у себя. Например, у Daimler есть соглашение о выпуске на ГАЗе, так же можно сделать в Тольятти или Ижевске. Через вашу газету я предлагаю наши производственные возможности для других производителей, потому что создание новых мощностей будет нонсенсом с точки зрения глобальной экономики.

Что касается возможности закрытия заводов, то это также нужно обсуждать с глобальной точки зрения. Нужно учитывать и социальное значение предприятий. Проще это сделать в крупных городах, где больше возможностей, чем в моногородах — таких как Тольятти.

Полностью текст интервью опубликован здесь

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*