Главная > Мнение > Виктор Козлов: «Есть несколько вариантов продажи активов «АвтоВАЗагрегата»

Виктор Козлов: «Есть несколько вариантов продажи активов «АвтоВАЗагрегата»

козловБывший генеральный директор обанкротившегося производителя автокомпонентов рассказал «Деталям» о последствиях банкротства предприятия и его перспективах.

— Как вообще возникла идея о покупке АвтоВАЗагрегата? Я не могу представить себе человека, который, обладая активом и опытом работы в такой отрасли как химия, вдруг решил приобрести производителя автодеталей в России с непонятными перспективами. Какая стояла задача? Может быть, были планы по его перепродаже?

—  Для инвестора нет разницы, чем занимается предприятие. На тот момент, по мнению инвесторов, завод был вполне успешный. Планов о его перепродаже не было ни в какой форме. Посмотрите прогнозы 2012 и 2013 года. Тогда на рынке была эйфория на рынке. Хотя, скажу честно, у меня такой эйфории не было. Я всегда считал автокомпонентный бизнес трудоемким, я видел, как многие люди теряли значительные средства на производстве автокомпонентов. Были примеры и того, как люди зарабатывали. Это высокооборотный, но низкомаржинальный бизнес. В него нужно много вкладывать.

— Ходили слухи, что Алексея Козлова заставил купить АвтоВАЗагрегат некий его высокий покровитель из какой-то госкорпорации…

— Лучше, конечно, на этот вопрос ответил бы сам Алексей, но я могу сказать, что Тольятти живет слухами. Я не думаю, что его кто-то заставлял. Проблема заключалась в том, что иностранные компании пришедшие сюда получили значительные преференции. Соглашение о промсборке, льготы по налогам и так далее. АвтоВАЗагрегат на его требования дать равные условия получил то, что он имеет на сегодняшний момент. В 2010—2012 годах, когда рынок рос, казалось, что так будет всегда, и что объем заказов будет только расти. Но с 2012 года рынок начал падать. Более того, тот заказ, который оставался Renault стала забирать на себя, а точнее на компании-сателлиты. Таковыми я считаю, всех глобальных поставщиков, которые сотрудничают с Renault. Конкурентные преимущества этих компаний перед нами очевидны, и основное — практически бесплатные кредитные ресурсы. 1-2% годовых и еще получают льготы по экспортным поставкам. Если мы что-то экспортируем, то возврата НДС ждем год. Им НДС на третий день приходит, причем автоматом: не нужно ходить в налоговую и доказывать, что ты ничего не украл. Мы пытались отстоять права предприятия на равноправие. В первую очередь нас интересовал контракт с такими же условиями, как в контрактах АВТОВАЗа на поставку автокомпонентов с Renault и с другими иностранными предприятиями. Но эта борьба оказалась безуспешной.

— Какие условия вы имеете в виду?

— В контрактах с иностранными поставщиками четко прописан объем и все условия по оплате, курсовая разница, компенсации в случае невыполнения условий закупки и так далее. То есть такой контракт гарантирует поставщику получение оплаты за произведенный и поставленный им товар. Вазовский контракт с российским производителей не дает никаких прав поставщику. Это явная дискриминация. Это много раз озвучивалось на различных совещаниях под эгидой различных министерств и ведомств, но результата мы не достигли.

В итоге получается следующее: АВТОВАЗ законтрактовал условно сто деталей на сто машин. Но завтра он говорит: «Конъюнктура изменилась, и я у тебя возьму пятьдесят, а за остальные пятьдесят, я тебе ничего не компенсирую». А вы уже купили оборудование и оснастку под этот заказ, взяли кредиты, наняли людей, закупили субкомпоненты и так далее. И если вы не продадите сто деталей, вы окажетесь в убытках.

— Как вы прокомментируете сообщения о том, что российские поставщики поставляют детали в разы дешевле, чем иностранные конкуренты.

— Это абсолютная правда. Белебеевский завод «Автонормаль», членом совета директоров которого я являюсь, предлагает АВТОВАЗу некоторые крепежные изделия значительно дешевле, чем иностранный поставщик. Мы ведем переговоры об импортозамещении уже три года, но они не приводят к успеху.

— На сегодняшний день каковы долги персоналу АвтоВАЗагрегата?

— Долг по зарплате, насколько мне известно, выплачен полностью. Суммарно 260-270 млн. рублей, точную сумму не помню. По АвтоВАЗагрегату и дочерним предприятиям. Осталось на сегодняшний момент различных компенсаций уволенным с учетом долгов перед персоналом дочерних компаний около 100 млн. рублей. Это компенсации по сокращению, проценты за несвоевременную выплату заработной платы, где-то может и остались еще долги по заработной плате. Я уверен, что эти средства в конце концов будут выплачены, но в течение какого времени это будет сделано я сказать не могу, так как сейчас все зависит от конкурсного управляющего. Я на заводе больше не работаю.

— Откуда брались средства для погашения долгов по зарплате?

— Около 150 млн. рублей из этой суммы было выплачено из средств акционеров, остальное — из средств от реализации имущества завода.

— Осенью этого года губернатор Самарской области Николай Меркушкин заявлял, что имеется покупатель на производственные активы АвтоВАЗагрегата. Ведутся ли переговоры с этим потенциальным инвестором?

— Переговоры ведутся, есть несколько покупателе й, в том числе и тот, о котором упоминал Николай Меркушкин. Но к сожалению, я не могу вам сообщить других подробностей, так как не участвую в переговорах.

Дедлайн ставили на середину ноября, потом перенесли на конец ноября, потом — еще на неделю, и когда все же будет подписано какое-то соглашение сказать сейчас трудно. Речь идет о продаже как всего производственного комплекса, так и продаже его по частям. Я повторю, что есть несколько покупателей и, соответственно, несколько вариантов продажи. Актив продается по дефолтной, банкротной цене. Это долг по кредиту перед Новикомбанком. Поэтому, думаю, что сделка состоится так или иначе.

— Речь идет о продаже части активов АвтоВАЗагрегата или всей производственной площадке? И какова судьба белебеевского завода «Автонормаль»? Он тоже продается?

— Белебеевский завод стоит на продаже, переговоры идут. Акции предприятия находятся в залоге у «Новикомбанка». Есть вариант продажи обеих заводов целиком одному инвестору, и есть вариант с продажей этих активов по частям разным покупателям.

— Сколько потеряли акционеры на покупке АвтоВАЗагрегата?

— Акционеры потеряли деньги, вложенные в этот актив. То есть это те 500 млн. рублей, вложенные в покупку оборудования и плюс деньги, потраченные на покупку акций. Сколько стоили акции, я не знаю. Плюс 150 млн. рублей выплаченных рабочим в качества погашения долга по заработной плате. Думаю, что в общей сложности, около миллиарда рублей было потеряно.

— Вам приписывали близость к бывшему вице-президенту по закупкам АВТОВАЗа Дамиру Кашапову. Как вы можете это прокомментировать?

— Дамир Кашапов был всегда против нас. Откуда и появилась в итоге компания Daewon, ставшая в итоге нашим конкурентом, и компания ТПВ рус, которая поставляла сидения АВТОВАЗу на 20% дороже, чем АвтоВАЗагрегат. Притом, что наши были лучше. Сейчас они купили наше оборудование и надеюсь, что качество их продукции улучшится.

— Расследуются ли сейчас уголовные дела в отношении вас?

— Да, расследуются. Я получил обещание, что в случае произведенных выплат (в счет погашения долгов по заработной плате) в размере 200 млн. рублей дела будут прекращены. Выплачено уже больше этой суммы, но дела не прекращены.

— А чем объяснялись резкие высказывания Николая Меркушкина на предвыборной встрече на вопрос работницы АвтоВАЗагрегата о долгах по зарплате?

— Вы напрасно обращаете внимание на эти его слова. Он дал команду затянуть введение конкурсного управления на АвтоВАЗагрегате на несколько месяцев, чтобы акционеры как можно дольше оставались в статусе владельцев предприятия и погасили как можно больший объем своих обязательств перед персоналом.

— Он лично звонил судье и давал такую команду?

— Ну не он лично, а человек, который у него приписан к этой теме.

— Вас вызывали на допрос в правоохранительные органы после того, как вы дали интервью «Самарскому обозрению», в котором обвинили руководство АВТОВАЗа в совершении хищений. Чем закончилось это разбирательство?

— После выхода интервью депутат Калашников написал запрос в правоохранительные органы. Меня вызвали. Я объяснил, что все сказанное было моим личным мнением. Я считаю, что в компании, которая получила убыток сравнимый с объемами выручки (АВТОВАЗ), явно кто-то крадет.

— Мне говорили, что вы упомянули в разговоре с вице-президентом АВТОВАЗа Венкатраном Мамиллапале о том, что у вас есть остров на Тихом океане…

— Мне предъявляют виллу в Канаде, замок во Франции, остров, но не на Тихом океане, а на Средиземном море, мегаяхту в Монако, личный самолет и так далее. Я к этим слухам отношусь спокойно, хотя кроме квартиры в Москве у меня нет ничего. У меня нет долей в бизнесе, я наемный менеджер.

— Как вы прокомментируете интервью Мамиллапале, которое он дал газете «Волжская коммуна» о поставщиках, которые «застряли в 90-х»?

— Мамилапалле себя активно пиарит в опасаясь увольнения. Весной будущего года у него истекает контракт, а так как он из команды Бу Андерссона, то шансы на продление этого контракта невелики.

— Идет ли консервация производственной площадки АвтоВАЗагрегата?

— Да идет. На площадке работало на момент сентября около 100 человек, но актуальных цифр я не знаю, так как я также уволился с предприятия в августе.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*